ВАН ВЕЙ

Назад

ИЗ СТИХОВ "ЧЕТЫРЕ МУДРЫХ МУЖА, ЧТО ОБИТАЮТ У РЕКИ ЦЗИХЭ"
ЧЖЭН И ХО, ЖИТЕЛИ ГОР

Беззаботна, беспечна
Одетая в шелк молодежь.

В наипервых домах
Появляется часто она.

Уродилась в богатстве,
Наследной казны не сочтешь,

Благосклонностью царской
От юности одарена.

Не обучена с детства.
В достатке мясная еда.

В золоченых колясках
Разъезжает везде и всегда.

Почему ж в небреженье
Отшельники дебрей лесных?

Не представит никто
Ко двору государеву их.

Чжэн - почтенный мудрец
Постарел средь потоков и скал,

На холме, за плетнем,
Хо-учитель жилье отыскал.

Лишь по твердой цене
Лекарства больным продают,

В десять тысяч словес
Пишут книги, не устают.

Лишь у добрых дерев
Обретают тенистый приют.

Лишь прозрачную воду
Из чистых источников пьют.

Я, ничтожный, о них
Недостоин высказать суд.

Где же те, что в грядущем
Отшельникам честь воздадут?


 

ПРОВОЖАЮ ЦИМУ ЦЯНЯ, КОТОРЫЙ, ПРОВАЛИВШИСЬ НА
ЭКЗАМЕНАХ, ВОЗВРАЩАЕТСЯ В РОДНЫЕ МЕСТА

В просвещенное время
Горных отшельников нет:

Всех людей одаренных
Снова на службу берут.

Тем, кто в кельях убогих
Населяет Восточный хребет,

Для сбирания трав
Не стоит браться за труд.

Хоть вы едете в глушь,
Золотые оставя врата,

Помышления ваши
Не могут быть очернены.

На Хуай или Цзяне
Проведете пору поста,

Сошьете в Лояне
Одежды себе для весны.

Разопьем же вина -
Вас ждет продолжительный путь.

Близкий друг
Расстается ныне со мной.

На крепких гребках
Плывите стезею речной,

Чтоб одежды скорей
У калитки вам отряхнуть.

Дальние рощи
Приветят вашу главу,

Городок одинокий
На закате возникнет вдали.

Пусть заветные ваши
Мечты не сбылись наяву, -

Не судите превратно,
Что мы вас оценить не могли.


 

НОЧУЮ В ЧЖЭНЧЖОУ

На прощанье поклон
Отдал жителям Чжоу чуть свет.

Обитатели Чжэн
Ночевать пустили меня.

На чужой стороне
Ни друзей, ни товарищей нет;

Одинокому страннику
Только прислуга - родня.

Ни Наньян, ни Лоян
Отсюда уже не видны.

От осенних дождей
Небеса над равниной темны.

По меже травяной
Ковыляет крестьянин с трудом.

Мальчуган деревенский
Стадо пасет под дождем.

Мой хозяин в отлучке -
На восточный отправился луг.

Худую лачугу
Хлеба обступили вокруг.

Ткацкий стан тарахтит,
Сверчки тянут песни свои.

Зреют просо и рис.
На полях галдят воробьи.

Через реку Цзиншуй
Переправиться завтра смогу,

А вчера вечерком
Пребывал в долине Цзиньгу.

И зачем и куда
Я стремлюсь, назначенью не рад?

В пограничную глушь,
Польстившись на скудный оклад.


 

УТРОМ ПРИПЛЫЛ В СИНЪЯН

На лодке в Синъян
Плыву меж речных берегов.

Этот уезд -
Могучий заслон от врагов.

Селений не счесть
У луки, где крутой поворот.

Куда ни взгляни,
Кишит-толпится народ.

Отличны от наших
Обычаи здешней земли.

Говор иной,
Совсем на наш не похож.

Поздняя осень,
Полно зерна, конопли.

Утром на рынке
Давка, гомон, галдеж.

Тьма людей на воде -
Покупщиков, рыбаков,

Петухи и собаки -
В поселках на берегу.

Ждет неблизкий путь
За грядой седых облаков;

Разве ветрилом моим
Его одолеть смогу?


 

ВТОРЮ СТИХАМ ШИ ПЯТОГО: "С ЗАПАДНОЙ БАШНИ ГЛЯЖУ
ВДАЛЬ, МЕЧТАЮ О ВОЗВРАЩЕНИИ"

С башни смотрю
Туда, где в мыслях давно.

Взор - у предела,
Чувствам - предела нет.

Тысячи ли
Отсель узреть мне дано,

Тысячи кровель
Вижу, глядя в окно.

Люди бредут
По дороге друг другу вослед,

Солнце заходит
За дальний край городка.

Дальний залив,
За ним - печаль и тоска,

Далеко-далеко
Сирая струйка дымка...

Слагатель стихов
Ши Пятый весьма одарен,

Но, как я, мелюзга,
Мечтает о родине он.

А родной стороны
Нельзя увидать все равно:

За грядой облаков
Пусто, мглисто, темно.


 

ПРЕПОДНОШУ ГУБЕРНАТОРУ ВЭЙ ЧЖИ

Глухой городок.
Тишина, запустенье вокруг.

Реки и горы
Безлюдны на тысячи ли.

В небе высоком
Осеннее солнце вдали.

Лебеди - слышишь? -
Ячат, улетая на юг.

Стебли сохлой травы
Отражаются в глуби пруда,

Тунг, склонясь у корчмы,
Листву осыпает свою.

Это в сумерки года
Исконно бывает всегда.

Созерцаю природу,
"Старика-горемыку" пою.

Никто из родных
Вовек не пребудет со мной.

Беззвучно, безлюдно
К востоку от кромки лесной.


 

ЖЕНА ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ

Месяц осенний
Встает над высокой стеной,

Флейта и цитра
Плачут за ней без конца.

В пышных покоях
Женщине горько одной.

Дети играют
Возле ступеней крыльца.

Снова и снова
Выходит к воротам она:

В сбруе зеленой,
Нет, не видать скакуна!

Мало прохожих,
Пусто и глухо вокруг.

Ночь наступила -
Нейдет непутевый супруг.

Смолкли служанки,
Им слова сказать не вольно,

Глядят на хозяйку,
Плачут с ней заодно.


 

ИЗ СТИХОВ НА СЛУЧАЙ
1

Солнце заходит.
Гляжу на Тайханский хребет.

Тяжко вздыхаю -
В горы уйти не могу.

Спросите вы:
Почему вызволения нет? -

Сетью мирской
Опутан в семейном кругу.

День ото дня
Сестра взрослеет моя,

Младший мой брат
До сих пор еще не женат,

Скудный оклад,
Безо всяких достатков семья,

Нет сбережений,
И не было их никогда.

Сколько уж раз
Взлететь не давала нужда!

На месте одном
Топчусь, озираясь назад.

На холме, где Сунь Дэн
Свистал в былые года,

Есть укромный приют, - 
Там растут бамбук и сосна;

Путь не так уж далек,
Нетрудно добраться туда, -

Мешает семья,
Стоит поперек, как стена.

С каждым днем все слабей
Любовь и привычка к родне.

С каждым днем все сильней
Стремленье к покою во мне.

Немного еще -
И в дорогу пуститься готов.

Неужель дожидаться
Прихода вечерних годов?

 

2

Поэт Тао Цянь,
Простой, правдивый, прямой,

Пристрастный к вину,
Испивать любил допьяна.

Оставив службу,
Вернулся нищим домой,

В убогой лачуге
Не было часто вина.

Девятый день,
Девятая счетом луна,

Полно хризантем,
А вина - ни капли в дому,

И все ж в глубине
Таится дума одна;

А вдруг да пришлют
Вина доброхоты ему!

Чей-то слуга
С кувшином и чарой большой

Вправду принес,
Чтоб старцу дар передать.

Старец ковшом
Утешался бы всею душой,

Кувшина и чары
Вовсе не смел ожидать!

Взвихрив одежды,
Бродит в полях, без дорог.

Бремя свалилось,
И на душе - благодать.

Сбился с пути,
Не поймет: где запад, восток?..

Шапку и плащ
Он растерял, не сберег.

Рухнул, поднялся,
Еле способен брести,

К ивам пяти
С песней вернулся хмельной.

Он оставлял
Без внимания каждый попрек

И не терял
Достоинства перед женой.


 

В ОТВЕТ НА ПОСЕЩЕНИЕ

Худо вдовцу
В сиротливой жизни такой!

Скорбно ропщу
На мою горевую судьбу.

В горы Ланьтянь
Давно ушел на покой,

Тощую землю
Один мотыгой скребу.

Год завершен -
Плачу налоги сполна,

В жертву богам
Приношу толику зерна,

Тихо плетусь
К восточному лугу с утра, -

Влажные злаки
Еще в пыльце росяной;

По вечерам
Гляжу на угли костра,

Ношу взвалив,
Возвращаюсь порою ночной...

Внемлю: спешат
Почтенные гости сюда.

Перед калиткой
Замел сухую листву.

Чем угощу?
Непышной будет еда:

Тыкву разрежу,
Фиников сладких нарву.

Робко смущаюсь
Меж столь ученых мужей -

Нищий старик
С поникшей седой головой.

Стыдно, что нет
Циновок в лачужке моей, -

Пол застелил
Ветвями и свежей травой.

Позже неспешно
Направились к лодкам, на пруд;

Лотосы рвали,
Дивились до поздней поры,

Как серебрятся
В прозрачной воде осетры,

Как на белом песке
Их сизые тени снуют.

Горные птицы
В гнезда летят косяком,

Солнце укрылось
В легкой вечерней мгле.

Сели в коляски,
А кто примостился в седле,

Сразу умчались.
Тихо и пусто кругом...

Птахи щебечут
В селенье глухом вдалеке.

Крик петушиный
С безлюдных несется дворов.

Молча бреду
Под мой одинокий кров.

Тяжко вздыхаю.
Нет предела тоске.


 

ОПЛАКИВАЮ ИНЬ ЯО

Жизни людской
Сколько назначено лет?

В царство без форм
Мы все вернуться должны.

Стоит лишь вспомнить,
Что вас в живых уже нет, -

Тысячью горестей
Чувства уязвлены.

Матерь свою
Не успели могиле предать,

Сущий ребенок -
Десятилетняя дочь...

За холодным предместьем -
Равнины безбрежная гладь,

В тиши, в запустенье
Одни рыданья слышны.

Тучи плывут -
Из-за вас им конца не видать,

Птицы летят -
Из-за вас им крикнуть невмочь,

Бредут пешеходы,
Глухое молчанье храня,

Под ясным, студеным
Светилом зимнего дня.

Помню, при жизни
Вы просили меня

Дать наставленье,
Поведать о небытии.

Горько, что поздно
Взялся вас научить

И не сумел
Завершить уроки мои.

Вам принесли
Дары друзья и родня,

Вы подношенья
Уже не могли получить.

Будем пока
Идти по разным стезям.

В келью вернусь,
Дам волю тоскливым слезам.


 

ИЗНЫВАЮ ОТ ЖАРЫ

На земле и в небе
Зной нестерпимо жгуч.

Утесы и горы
Встают из огненных туч.

Травы и листья
Свернулись от лютой жары.

В озерах и реках
Вода обратилась в пары.

Кажется грузным
Легкое платье мое.

Под густыми ветвями
Тени нет никакой.

К накаленным циновкам
Не прикоснешься рукой.

Дважды и трижды
За день стираю белье.

В мечтах возношусь
За пределы небес и земли,

К далям безбрежным
Стремлюсь быстрей и быстрей,

Там ветер могучий
Пролетает тысячи ли,

Ходят мутные волны
В просторах рек и морей.

Нынче я понял:
От плоти - страданий часы.

Чувствую, знаю:
Еще не проснулась душа.

Сердцем стремлюсь
К Воротам Сладкой Росы,

Радость предвидя,
Чистой прохладой дыша.


 

* * *

Стихи сочинять
Ленюсь на старости лет.

В преклонных годах
Без них достаточно бед.

В рожденье ином
Едва ли я был - поэт,

В той жизни, верней,
Присуща живопись мне.

От прежних привычек
Не мог отрешиться вполне

И стал невзначай
Известен среди знатоков.

Зачем-то слыву
Творцом картин и стихов,

Но сердцем не верю,
Что я и вправду таков.



 

ИЗ РАЗНЫХ СТИХОТВОРЕНИЙ

ОТВЕЧАЮ ЧИНОВНИКУ ЧЖАНУ

Только покой
Ценю на закате лет.

Тысячи дел 
Уже не владеют мной.

В сердце давно
Обширных замыслов нет.

Знаю одно:
Вернуться к роще родной.

Ветер сосны качнет -
Распояшусь тогда,

Буду на цине бряцать
Под горной луной.

Спросите: в чем наша радость,
Наша беда?

Песней ответит рыбак
На излуке речной.


 

ОТВЕЧАЮ ЧЖАНУ ПЯТОМУ

В Чжуннаньских горах
Хижина, кровля-тростник.

Прямо напротив
Зубчатый гребень хребта.

За год - ни гостя,
Подолгу дверь заперта,

Не знаю забот,
Давно к безделью привык.

Вина разопьем,
Рыбку поудим вдвоем, -

Хоть бы денек
Погостите в доме моем!


 

ВЕСЕННЕЙ НОЧЬЮ В БАМБУКОВОЙ БЕСЕДКЕ ПРЕПОДНОШУ
ЧИНОВНИКУ ЦЯНЮ, КОТОРЫЙ ВОЗВРАЩАЕТСЯ В ЛАНЬТЯНЬ

Тихая ночь.
Мир живых - покоем объят.

Лишь за рощей порой
Собаки лают, не спят.

Вспоминаю опять
Пребыванье в горном краю,

От ручья на закат -
Убогую келью мою.

Завидую вам:
На заре вы уехать должны,

Травы сбирать,
Богатство презрев и чины.


 

ПРОВОДЫ

Сударь, спешьтесь,
Прошу, испейте вина.

Вы в дороге -
Куда ведет вас она?

Всадник ответил:
Мечты развеяны в прах.

Я обрету
Забвенье в Южных горах.

Что вопрошать?
Решимость ваша тверда:

Но седым облакам
Не будет конца никогда.


 

ПРОВОЖАЮ СЕКРЕТАРЯ ЦИМУ, КОТОРЫЙ,
ОСТАВИВ СЛУЖБУ, ВОЗВРАЩАЕТСЯ В ЦЗЯДУН

Наш век просвещенный
Давно догнать не могу

И с вами равно
Неуместен в ученом кругу.

На волю Небес
В душе роптания нет.

Прост и покладист
Мой нрав от младенческих лет.

Помню, как вы,
Отряхнув одежды, ушли.

Довольство и мир
Вкушает родная страна.

Осеннее небо
Прозрачно на тысячи ли,

Солнце садится,
Река пустынна, ясна.

Сияет луна.
Ночь светла, безмятежно тиха.

О кромку челна
Отбиваете меру стиха.

В дружбе с птицей и рыбой
Таите светильник души,

Живете в покое
Среди тростниковой глуши.

Стоит ли влечься
В мир, где бренность одна,

Где что ни день
Клочковатей висков седина?

Вы глупым невеждой
В дикой гнездитесь щели,

Чуждым заботе,
От мудрости Неба вдали.

Коль найдут примененье,
Не брезгуя мной, простаком,

Кто судить справедливо
Возможет в деле таком?

Отсель удалиться
Хочу по вашим следам,

Стать простым земледельцем,
Вернуться к полям и садам.


 

ВЭЙЧУАНЬСКИЕ КРЕСТЬЯНЕ

Косыми лучами
Селенье озарено.

В хлева возвращаясь,
Проулками тянется скот.

Старик у калитки
Оперся на посох давно,

Замыслясь глубоко,
Подпаска-мальчика ждет.

В созревшей пшенице
Фазаны подняли крик.

Окуклились черви -
Листвы на шелковицах нет.

Шагают крестьяне, -
Торчат рукояти мотыг, -

Толкуют, встречаясь,
Никак не окончат бесед.

Грустная зависть
Душу печалит мою:

"Скоро стемнеет..." -
Я потихоньку пою.


 

ПРЕПОДНОШУ ПЭЙ ДИ

Окрестный вид
Прекрасен в закатный час.

Слагаю стихи,
Предназначаю для вас.

Дальним простором
Любуюсь к исходу дня.

Тихо гляжу,
Подбородком к трости припав.

Ветер весенний
Играет стеблями трав,

И орхидеи
Пышно растут у плетня.

В жарких покоях -
Сумрак и тишина.

Мне говорят
Соседи-крестьяне тогда:

"Ликуют луга,
В полном разгаре весна.

В сельском пруду
Весело плещет вода.

Слива и персик
Пока еще не цветут,

Но почки набухли
И срока урочного ждут.

Просим готовить
Посох дорожный свой.

Нынче приспело
Время страды полевой!"


 

ЗЕЛЕНЫЙ РУЧЕЙ

Когда отправляюсь
На реку Желтых Цветов,

Всегда берегами
Иду Зеленым ручьем.

Тысячи раз
Меж гор он извиться готов,

Хотя по прямой
Сотню ли не счесть нипочем.

Звуки рокочут
В разбросанных грудах камней,

Краски тускнеют
В сосновой чаще лесной.

Плещет струя,
Колышет орех водяной,

И тростники,
Дрожа, отражаются в ней.

Сердце мое
Уже беспечно давно,

Лоно ручья
Тем же покоем полно.

Здесь, на скале,
Я бы остаться хотел,

С удочкой сесть,
Отрешиться от суетных дел...


 

ОБИТЕЛЬ КАМЕННЫХ ВОРОТ В ГОРАХ ЛАНЬТЯНЬ

Горы и воды
Прекрасны в закатном огне.

Ветру вверяюсь,
Плыву к верховьям в челне.

Дивные виды
Путь сократили мне.

Вот и приплыл
К истокам, в глухие места.

Взор веселит
Облаков и гор красота,

Но усомнился:
Быть может, ошибся в пути.

Как средь протоков
Единственно верный найти?

Глянь - впереди
Стезя к подножью хребта.

Срезал посох,
Оставил в затоне ладью,

Рад, что нашел
Надежную тропку свою.

Пять-шесть монахов
Гуляют в лесистой тени,

Ранним рассветом
Санскрит изучают они,

В безлюдье ночном
Созерцанию дух предают,

От сельчан-дровосеков
О мирских делах узнают,

И пастушески прост
Их блаженный мирный приют.

Здесь деревья высоки, -
Под ними ночь провожу,

Возжигаю куренья,
На чистой циновке лежу.

Благовоньем цветов
До отказу одежды полны,

Отсвет горной луны
Серебрится на камне стены...

Заблудиться боюсь
В повторной дороге сюда.

Мой челнок на заре
Унесет по теченью вода.

Прощайте, друзья
И ручей, где персик цветет!

Заалеют цветы -
Возвращусь на будущий год.


 

ПОСЕЩАЮ ЖИЛИЩЕ ЛИ И

Праздна калитка,
Осенние травы пред ней.

Целыми днями
Повозок нет и коней.

Заулок глухой
Негаданный гость посетил.

Взлаяли псы.
Лес недвижно застыл.

Вечно без шпилек,
Пряди волос - вразброд.

Даже в прогулку
Даосские книги берет.

Мы духом едины,
Брезгуем смутой мирской,

Любим лишь Дао,
Нищую жизнь и покой.

Вино из Ичэна
Вместе с ним разопью

И возвращусь
В Лоянскую келью мою.


 

НАСЛАЖДАЮСЬ ПРОХЛАДОЙ

Бессчетных деревьев
Стволы крепки, высоки,

Бегущий меж ними
Поток прозрачен, широк.

Поток достигает
Устья великой реки,

Оттуда обильно
Дальний летит ветерок.

Влажная рябь
Смочила белый песок,

Как в пустоте,
Белый осетр плывет.

На плоской скале
У самой воды я прилег,

Брызжа в меня,
Катятся волны вперед.

Ноги мои
Омывает волна за волной.

Вижу - рыбак
Удит с той стороны.

Сколько же рыб
Его червяком прельщены?

Что вспоминать
Игры в траве водяной!

Додаткова інформація