ВАН ВЕЙ

Назад

ИЗ ВОСЬМИСТИШИЙ

ДОМ В ГОРАХ ЧЖУННАНЬ

К срединным годам
Возлюбил я истины суть.

Близ Южной горы
Поселился в пору седин.

Радость вкусив,
Всегда гуляю один,

К лучшим местам
Наилучший ведаю путь.

К началу ручья
Дойду дорогой прямой,

Присяду, смотрю,
Как встают облака над горой.

Старик-дровосек
Навстречу выйдет порой:

Смех, болтовня, -
Забываем, что время домой.
 

ГОРНАЯ ОБИТЕЛЬ ОТШЕЛЬНИКА ЛИ

Толпы вельмож -
В покоях дворцовых палат;

Мелкая сошка
Важных чуждается дел.

Как мудрецы,
Что у тиглей плавильных стоят, -

Выше лесов,
Средь гор он жить восхотел.

На перевале
Цветы еще не цвели,

В облако вступишь -
Листва то светла, то темна,

День на дворе,
А он не восстал ото сна.

Горная птица
Изредка свищет вдали.


 

ПИШУ В РАЗГАР ВЕСНЫ, СРЕДИ ПОЛЕЙ И САДОВ

В доме внемлю:
Воркуют весной голубки.

В садах, за селом,
Зацвел-забелел абрикос.

Взмахнув топором,
Обрубаю сухие сучки,

Ищу родники,
Рыхлю мотыгой откос.

Ласточки стаей
К прежним гнездам летят,

В численник новый
Старые люди глядят.

Чарку вознес
И опустил ее вдруг;

Грусть охватила,
Дальний вспомнился Друг.


 

ПОСЛЕ НЕНАСТЬЯ ГЛЯЖУ НА ПОЛЯ

Ширь небосвода
Вновь над равниной светла.

Не нагляжусь! -
Ни грязи, ни пыли нигде.

У переезда
Ворота, ограда села.

Купы деревьев
Тянутся к самой воде.

Светлое поле,
За ним белеют пруды.

Горы синеют
Из-за холмистой гряды.

Лодырей нет
В разгаре общей страды.

Пусто в домах -
Все принялись за труды.


 

ОТВЕЧАЮ НА СТИХИ ЧИНОВНИКА СУ, ПОСЕТИВШЕГО МОЙ ДОМ
В ГОРАХ ЛАНЬТЯНЬ И НЕ ЗАСТАВШЕГО МЕНЯ

Нищая келья,
Теснина, скальный отрог.

Горстка лачуг
В кругу высоких стволов.

Зря повозку вы гнали
Средь горных дорог.

Гостя кто зазовет
Под отшельничий кров?

К мерзлому брегу
Прилип челнок рыбака.

В стылой степи -
Костер, охотничий стан.

Лишь с вышины,
Где, как снег, белы облака,

Колокол мерный,
Вопли ночных обезьян.


 

РАДУЮСЬ ПРИЕЗДУ ЦЗУ ТРЕТЬЕГО,
УГОВАРИВАЮ ЕГО ОСТАТЬСЯ НОЧЕВАТЬ

Друг из Лояна
Сошел у ворот с коня.

С платья дорожного
Пыль отряхнул поскорей.

Если случайный гость
Беспокоит меня,

Чаще всего
Не отмыкаю дверей.

Солнце заходит.
Лучи ложатся на снег.

Люди редеют.
Улицы пусты вокруг.

Век под халатом одним
Мы делили ночлег, -

Что же вы на ночь
В путь пускаетесь, друг?


 

ПОСЫЛАЮ МИНИСТРУ ЧЖАНУ В ЦЗИНЧЖОУ

Где он теперь,
Былой покровитель и друг?

С грустью гляжу
Туда, где Цзинмэньский хребет.

В целой вселенной
Мудрых наперсников нет.

Помню до гроба
Милости давешних лет.

Вместе с крестьянами
Не покладая рук

Сад на старом холме
Насаждаю чуть свет.

Взором гусей провожаю,
Летящих на юг:

Как бы возмочь
Переправить с ними привет!


 

ЖИВЯ НА ПОКОЕ У РЕКИ ВАНЧУАНЬ, ПРЕПОДНОШУ СЮЦАЮ ПЭЙ ДИ

Яшмово-сизой
Стылая стала гора.

В русле все выше
Влаги осенней раскат.

С посохом вышел
За изгородку двора,

К ветру лицом
Слушаю поздних цикад.

Над переправой -
Закат, у края небес.

Над деревушкой
Сирый возносится дым.

Бражник Цзе-юй,
"Чуский безумец", воскрес,

Пятеро Ив
Распевам внимают хмельным.


 

НА ИСХОДЕ ЗИМНЕЙ НОЧИ, В СНЕГОПАД,
ВСПОМИНАЮ О ДОМЕ ОТШЕЛЬНИКА ХУ

Вестник зари -
Барабана мерзлого стук.

Старческий облик
В зеркале видеть могу.

Ветр за окном
Встревожил-взвеял бамбук.

Дверь отворяю:
Горы в глубоком снегу.

В воздухе реет -
На улицах глухо, мертво.

Сбился в сугробы -
Пустые дворы заволок.

Дом Юань Аня;
Я обнаружу его,

Ибо хозяин
За дверью замкнутой лег.


 

В ЗИМНЮЮ НОЧЬ ПИШУ О ТОМ, ЧТО НА ДУШЕ

Зимняя ночь
Очень долга, холодна.

Глухо бубнит
Ночной барабан из дворца.

Изморозь пала,
Трава белей полотна,

Ивы дряхлеют,
Ясно сияет луна.

Пышный наряд
Оттеняет морщины лица,

Красным светильником
Озарена седина.

У государя
Молодость нынче в цене.

В зеркало глянул -
Куда уж в придворные мне!


 

ОСЕННЕЙ НОЧЬЮ СИЖУ ОДИН

Грущу одиноко.
Виски с годами седей.

Стража вторая
Вот-вот вдали прозвучит.

В горах опадают
Плоды от хлестких дождей.

Под лампой цикада
Всю ночь стрекочет-сверчит.

Чернее не станет
Волос побелевшая прядь.

Нельзя-невозможно
Золото в тигле создать.

Как исцелиться,
Старость осилить свою?

Книги же только
Учат небытию.


 

ОСЕННИЙ ВЕЧЕР В ГОРАХ

Весь день моросило
В пустынных горах дотемна.

Небесная глубь
Вечерней прохладой полна.

Средь хвои сосновой
Слепит-блистает луна.

Прозрачно бежит
По камням ручьевая волна.

Бамбук зашумел -
Возвращаются прачки с реки.

Лотос качнулся -
Рыбачьи плывут челноки.

Хоть вешний давно
Отлетел аромат травяной,

Хочу, чтобы вы
Остались на осень со мной.


 

НАПИСАЛ, ВОЗВРАЩАЯСЬ К ГОРЕ СУНШАНЬ

Чистый поток
Оброс ивняком и травой.

Конь и повозка
Медленны, словно скользят.

Воды текут -
Река сдается живой.

Поздние птицы
Летят в гнездовья назад.

Близ переправы -
Древний глухой городок.

Горы осенние
Солнце зажгло ввечеру.

К склонам Суншань
Труден путь и далек;

В горную келью
Вернусь - и калитку запру.


 

НАПИСАЛ, ВОЗВРАЩАЯСЬ НА РЕКУ ВАНЧУАНЬ

Колокол тихий в долине
Слышу порой.

Реже навстречу бредут
Лесоруб, рыбак.

Долгий тлеет закат
За дальней горой.

К белым стремлю облакам
Одинокий шаг.

Стебель рогатика слаб -
К влаге приник.

Пух тополей невесом -
Взмыл на ветру.

Луг восточный весной -
Словно цветник.

Тихо грустя,
Калитку молча запру.


 

ЖИЛИЩЕ В ГОРАХ

Запер калитку в тиши.
Безбрежен закат.

Вижу - гнездо журавля
На каждой сосне.

Дверцу из веток открыть
Случится навряд, -

Редко друг и собрат
Заглянет ко мне.

Красные лотосы
Сбросили ветхий наряд.

Вешний бамбук - в пыльце,
Рощи цветут.

На переправе
Огни мелькают подряд.

Собран орех водяной, -
Расходится люд.


 

ГОРЫ ЧЖУННАНЬ

Гребень Тайи -
Небесной Столицы сосед.

К самому морю
Тянется горный хребет.

Белые тучи -
Взгляни - затмевают свет.

Сизый туман -
Вглядись - и вот его нет.

Главный отрог
Разделил уезды, края,

В каждом ущелье
Всегда погода своя.

Ежели вам
В горах потребен ночлег, -

Через поток
Голос подаст дровосек.


 

ЖИВУ НА ПОКОЕ У РЕКИ ВАНЧУАНЬ

В Белый храм воротясь,
В келью мою,

В стольный не езжу град,
К Зеленым вратам.

К древу у дома припав,
Нередко стою,

Даль созерцаю,
Вижу селение там.

Белые птицы парят
Над сизой горой,

Дикий рис отражен
Зерцалом воды.

Словно второй Улин-цзы,
Отшельник второй,

Движу скрипучий журавль,
Поливаю сады.


 

В САДУ ВЕСНОЙ

В легких сандалиях,
После ночного дождя,

В утренник вешний
Ветхий накинув халат,

Сад по частям поливаю,
С бадейкой бредя.

Персик румяный цветет,
Ивы пылят.

Словно доска для шахмат -
Делянки трав.

Поднял над рощей журавль
Свой наклонный шест.

Столик из шкуры оленьей
К закату взяв,

Прячусь в полыни,
Укромных взыскую мест.


 

ПОЛЯ И САДЫ НА РЕКЕ ЦИ

Над плесом Цишуя
В благой живу тишине.

Нет гор на востоке.
Бескрайны дали полей.

За тутовой рощей
Простор в закатном огне.

Меж сел побережных
Река сверкает светлей.

В деревне подпасок
Тропой бредет луговой.

Охотничий пес
Бежит за владельцем, как тень.

А чем же отшельник
Досуг заполняет свой?

Калитка из веток
С рассвета закрыта весь день.


 

ПОЗДНЕЙ ВЕСНОЙ МЕНЯ НАВЕЩАЕТ
ЧИНОВНИК ЯНЬ С ДРУЗЬЯМИ

Три тропинки,
Астры и сосны в саду.

На пять повозок
В хижине свитков и книг.

Клубни варю,
Гостей уважаемых жду.

К дому зову -
Взглянуть на гибкий тростник.

Сорока спешит
Взрастить птенцов по весне.

Иволга плачет -
Хоть высох никлый цветник.

Близясь к закату,
Грущу о моей седине,

Время отныне
Мне драгоценно вдвойне.


 

МЕНЯ НАВЕЩАЕТ ПРАВИТЕЛЬ ОБЛАСТИ ГОЧЖОУ

Солнечный блеск
Озарил последки весны.

Луг обновлен.
Свежа трава луговин.

Полировщик зеркал -
Близ ложа сижу у стены,

Поливальщик садов -
Брожу средь рощи один.

В пять коней колесница
Всполошила убогий приют.

Старца выводят
Слуги-мальчики под рамена.

Яства простые
Готовят на кухне, снуют.

Не обессудьте, -
Семья Жуаней бедна.


 

ПОСЕТИЛ ГОРНУЮ ОБИТЕЛЬ ПОЧТЕННОГО
ТАНЬ СИНА В ХРАМЕ ГАНЬХУА

Тигровый ручей, -
Здесь, на закате дня,

С тростью в руках
Вы ожидали меня.

Гость торопливый
Услышал тигра вдали.

По дороге домой
Вы за течением шли.

Диких цветов
Заросли так хороши.

Голос птицы в теснине
Столь одинок и чист.

Вам ночью не спится.
В тихом лесу - ни души.

Лишь в сосняке
Ветра осеннего свист.


 

ПОСЕЩАЮ ОБИТЕЛЬ СЯНЦЗИ

Бреду наудачу
К святому храму Сянцзи.

В глушь углубился, -
Гряда вершин, облака.

Древни деревья,
Безлюдны крутые стези.

Где-то в ущелье
Колокол издалека.

Меж скальных уступов
Клокочет пена реки.

Солнце на хвое
К закату все золотей.

Под вечер монахи
У дикой, глубокой луки,

Уйдя в созерцанье,
Смиряют дракона страстей.


 

ПИШУ, ПОДНЯВШИСЬ НА БАШЕНКУ В ДОМЕ СЮЦАЯ ПЭИ ДИ

Можно здесь жить,
Не выходя из ворот,

Видеть вседневно
Гряду облаков над горой.

Птицы к полям
На закате снижают полет,

Люди плетутся
Осенней равниной сырой.

Знаю: оттуда,
С опушки дальних лесов,

Горенки этой
Окна совсем не видны.

Люблю здесь гостить,
Нередко сижу до луны...

Двери, привратник,
Не запирай на засов!


 

ПИШУ РАННЕЙ ОСЕНЬЮ В ГОРАХ

Лишен дарований.
От службы себя отстранил.

О бегстве мечтаю
К ветхой ограде, к ручью.

Не каюсь, что рано 
Шан Пин детей оженил, -

Жаль, что Тао столь поздно
Должность покинул свою.

В келье сверчки
Под осень стрекочут быстрей.

В стенаньях цикад
Ввечеру нарастает тоска.

Давно не видать
Гостей у пустынных дверей.

В безлюдном лесу
Со мной - одни облака.


 

ПИШУ В ДЕРЕВНЕ У РЕКИ ВАНЧУАНЬ В ПОРУ ДОЛГИХ ДОЖДЕЙ

В чаще глухой, в пору дождей,
Вяло дымит костер.

Просо вареное и гаолян
К восточной делянке несу.

Белые цапли летят над водой, -
Залит полей простор,

Иволги желтые свищут в листве
Рослых деревьев в лесу.

Живу средь гор, вкушаю покой,
Люблю на цветы смотреть,

Пощусь под сосной, подсолнухи рву,
От мирской тщеты в стороне,

Веду простую крестьянскую жизнь,
С людьми не тягаюсь впредь,

Но птицы, - не ведаю почему, -
Нисколько не верят мне.


 

В ГОРАХ ПОПАЛ ПОД ДОЖДЬ

Ливень стеной.
Сумраком день объят.

Чистых небес
Не разглядеть ни клочка.

В темных горах
Молнии взор слепят,

До шири морской
Только одни облака.

К ручью нисхожу,
Скольжу: обрыв, крутизна.

Брода ищу,
Не медлю, - ведь ночь близка.

Вот, наступила...
Светла над рекой луна.

Где-то вдали
Песня гребцов слышна.


 

ПРОВОЖАЮ ЧЖАНА ПЯТОГО, ВОЗВРАЩАЮЩЕГОСЯ В ГОРЫ

Вас провожая,
Замер в горе своем:

Встречу ли вас,
Дождусь ли желанного дня?

Долгие годы
Мы служили вдвоем,

Вы отряхнули
Одежды прежде меня.

В горах на востоке
Скромная хижина есть.

Был бы я счастлив
Для вас у калитки подместь.

Надо бы тоже
Мне выйти в отставку теперь, -

Разве откажешь
Сердцу, что подало весть?


 

ПРОВОЖАЮ ЧИНОВНИКА ЦЯНЯ, ВОЗВРАЩАЮЩЕГОСЯ В ГОРЫ ЛАНЬТЯНЬ

Все краше трава,
Но к Персиковому ключу

Мало кто едет -
Пребыть в благой тишине.

В оде Чжан Хэна
Напутственных мыслей ищу,

Наряд Лао Лая
Все время видится мне.

С Южного взморья
Ласточки к дому спешат,

Горные вишни
Цветут в разгаре весны.

Вешним постом
Пора устремиться назад.

К дверце из веток
И вы вернуться должны.


 

ПРОВОЖАЮ ЦЮ ВЭЯ, КОТОРЫЙ, ПРОВАЛИВШИСЬ
НА ЭКЗАМЕНАХ, ВОЗВРАЩАЕТСЯ К СЕБЕ В ЦЗЯНДУН

К вам пришла неудача -
И меня печалит она.

Ветки ивы плакучей
Незабвенны в цветенье весны.

На чужбине остаться -
Золотая иссякла казна;

В край родной возвратиться -
Возрастет серебро седины.

Возле озера Тай
Скромный домик, малый надел,

И скиталец усталый
Пред дорогой в тысячи ли.

Зная мудрость Ми Хэна,
Продвинуть его не сумел,

Все придворные связи,
Стыжусь, - помочь не могли.


 

ДАРЮ ЦЮ ВЭЮ НА ПРОЩАНИЕ

Возвратной тропой,
За предел седых облаков,

Петляя плетусь
Верхом на горный подъем.

И ныне и завтра,
Знаю - мой жребий таков:

Тревогу таить
В тоскливом сердце моем.

"Пояс и шпильки"
За проводы благодарю.

Как бы весной
Вам снова встретить меня!

На каждом шагу
Назад понуро смотрю,

К ближней заставе
Нехотя правлю коня.


 

В ЦИЧЖОУ ПРОВОЖАЮ ЦЗУ ТРЕТЬЕГО

При встрече - улыбка,
В разлуке - слез не уйму.

В прощальном шатре,
Еще на отвальном пиру,

Уврачеванья
Горю нет моему;

Город безлюдный
Пуще наводит хандру.

Стылое небо;
Чистый гребень хребта.

Солнце заходит.
Стремнина большой реки.

Отвязан канат -
И вы уже далеки.

Щурясь гляжу:
Всё стоите вы у борта.


 

ПО ЖЕЛТОЙ РЕКЕ ПЛЫВУ В ЦИНХЭ

Наша лодка плывет
По великой Желтой реке.

До границы небес
Простерлось обилие вод.

Прерываются вдруг
И волны и небосвод:

В десять тысяч домов
Город возник вдалеке.

Продолжаем путь -
Возникают вновь города,

Как в тумане, видны
Шелковицы и конопля.

Обернешься, глядишь
Туда, где родная земля:

Вплоть до самых туч
Без края - вода и вода.


 

НОЧЬЮ ПРОПЛЫВАЮ ЦЗИНКОУДАЙ

Сирый мой парус
В зеленом тумане плывет.

Тлеет красный закат
Над разливом холодных вод.

Ивы речные
С рассветом явятся мне,

Песни из У
Звучали в ночной тишине.

Южные воды
Расплылись в приливной волне,

Северный Ковш
Ближе к родной стороне.

К службе спешу,
На чужбине странствую сам,

Мысли о доме
Вверяю пролетным гусям.


 

ХОЗЯИН ТЫСЯЧИ ПАГОД

Праздник встречаю
На постоялом дворе -

Не надобно ставить
Парус на ранней заре.

Под самым окном
Воды Бяньхэ-реки,

У врат перевоз,
Чуских гребцов челноки.

Куры и псы
По всему селенью бредут,

Дальше поля
Под сенью вязов и тут...

Вовеки никто
Не узрит жилья старика:

Над ложем его -
Туманы и облака.


 

ЛЮБУЮСЬ ОХОТОЙ

Ветер упруг.
Луки звенят у реки.

Военачальник
Лов под Вэйчэном ведет.

Травы засохли.
У соколов злые зрачки.

Снега не стало.
Коней копыта легки.

Мимо Синьфэна
Мчит полководец вперед,

В лагерь Силю,
В стан подвластных полков.

На запад, назад,
Глядит, где стреляли орлов:

На тысячу ли
Гряда заревых облаков.


 

В ПОХОДЕ

Зычно трубя,
Рога подымают солдат;

Тронулись в путь,
Нестройно шумят, галдят.

Ржанье коней,
Дудок жалобный плач.

Чрез воды Цзиньхэ
Скорей перебраться - и вскачь!

Солнце заходит
За край пустынной земли.

Клики сраженья
В густом дыму и в пыли.

Взять на аркан
Именитых князей степных,

Пред Сыном Неба
В путах повергнуть их!


 

ТОСКЛИВЫЕ ДУМЫ ПОЗДНЕЙ ВЕСНОЙ

В новом уборе
Жалость внушает вдвойне.

Время завесу
К закату поднять на окне.

Дымом курений
Ковры и циновки полны.

На яшмовых плитах
Тянется тень от стены,

 

В двери влетает
Весенняя мошкара.

Вечером птицам
В ветках укрыться пора.

К сумеркам ближе
Горше тоскует она...

Персик и слива
Цветут у пустого окна.

Додаткова інформація